Красиво пить. Монстры для пива Тима Карлбурга

Tweet about this on TwitterShare on VKShare on Facebook7

Эта фраза невольно слетает с уст, когда видишь произведения гончарного искусства американского мастера Тима Карлбурга. Его безграничная фантазия и золотые руки создают необычные керамические гроулеры с яркими эмоциями на лицах. Каждый глиняный сосуд уникален, как уникально и крафтовое пиво, для которого он предназначен. Не удивительно, что авторские работы Тима украшают коллекции любителей хмельного напитка из разных стран мира, а интервью с мастером и галерея его работ украшает Beer Box! 

Имя: Тим Карлбург.groulery-tim1

Возраст: 38 лет.

Родной город: Колумбия Фолс, Монтана (США).

Увлечения: пеший туризм, рыбалка, охота, кемпинг с женой и детьми.

Дата создания компании Carlburg Pottery: 2007 год.

Количество сотрудников компании: некоторое время Тиму помогали 4 сотрудника, сейчас справляется сам.

Любимые праздники: Хэллоуин — любит отмечать с дочерьми и Рождество — особенное время, чтобы веселиться с друзьями и семьей.

Сайт-магазин Тима: handmadegrowlers.com

— Тим, имеете ли вы профессиональное образование или вы самоучка и ваша профессия выросла из увлечения?

— У меня есть художественное образование – в колледже я прошел 2 базовых курса по гончарному мастерству. Затем продолжил обучение на специализированных курсах, совмещая его с работой в мастерских. Тем не менее, я считаю себя гончаром-самоучкой. Думаю, что самой ценной частью моего образования был опыт (чуть более года), который я приобрел «на производстве» — в студии. Именно там получил необходимую практику и навыки.

— Как долго вы занимаетесь гончарным искусством?

— Более 8 лет. Я начал создавать керамические изделия, работая полный рабочий день, с 2007 года.

groulery-tim2

— Можете ли вы вспомнить «типаж» ваших первых гроулеров?

— Это были очень простые лица монстров, совсем примитивные, не то что сейчас. Примерами для меня служили глиняные сосуды периода раннего американского гончарства в штатах Джорджия и Южная Каролина. Там существует целая культура создания гроулеров с лицами, а гончарные традиции передают из поколения в поколение. На основе рисунков, фотографий в книгах и Интернете, а также увиденных мной лично кувшинов того периода были созданы мои первые гроулеры. Они были совсем несложными, если можно так сказать, «неотесанными», примитивными.

— Почему из огромного количества глиняной посуды вы выбрали такое направление, как пивные гроулеры?

— Когда я впервые начал заниматься керамикой, я создавал и чашки, и миски, и тарелки, и кружки и т.д. Однако в Америке уже около 20 лет происходит бум крафтового пивоварения. Только в Монтане — штате, где я живу – работает около 70 пивоваренных предприятий! Однажды, разговаривая с владельцем пивоварни о создании кружек для завсегдатаев, я наблюдал, как клиенты приходят наполнять пивом собственные бутылки. Я решил, что мне просто необходимо иметь свой крутой гроулер! Спустя месяц, пройдя путь проб и ошибок, я создал мои первые гроулеры. Когда владелец пивоварни увидел их, он заказал несколько для себя. Эти гроулеры были распроданы в первый же уик-энд! Он заказывал больше и больше. Слава о моей пивной посуде начала распространяться… И теперь у меня нет возможности создавать что-нибудь еще, кроме гроулеров, вот уже 8 лет я создаю только их.

groulery-1

— Вы сами являетесь любителем пива?

— Я получаю наслаждение, когда пью очень хорошее крафтовое пиво. Но сейчас у меня не так много свободного времени, чтобы просто сидеть и наслаждаться пивом в баре или на пивоварне. Но если мы с семьей путешествуем, активно ищем еще неизвестные нам мини-заводики, чтобы попробовать новые вкусы, а также познакомить владельцев бизнеса с нашей керамикой.

— Всем известно, что форма бокала влияет на вкус пива. Какое влияние на пиво оказывает глиняный гроулер?

— Глиняные гроулеры довольно уникальны. Во-первых, они имеют лучшие изоляционные свойства по сравнению со стандартными стеклянными гроулерами. Глина  непрозрачна, не пропускает свет, что позволяет пиву в сосуде оставаться свежим гораздо дольше. И, мне кажется, что вкус пива в глиняном гроулере становится слаще.

А еще глиняные гроулеры встречаются не так часто. Поэтому, появляясь в пивоварне, они привлекают внимание клиентов, вызывают восторг, массу комплиментов и вопросов, что, несомненно, является лишним поводом для гордости и хорошего настроения пивовара.

— Делаете ли вы предварительный эскиз лица или позволяете глине и фантазии создавать неповторимый образ (характер) в процессе работы?

— Я использую и то, и другое. Работу начинаю с нескольких общих эскизов. Когда хочу создать определенный персонаж, конкретный характер или затронуть какую-либо тему, пользуюсь поиском Google Image и создаю эскиз, связанный с моей идеей. Затем я начинаю создавать лицо гроулера, но глина диктует свои условия, можно сказать, «корректирует» образ. И я часто ловлю себя на том, что отклоняюсь от оригинального дизайна для того, чтобы следовать музе.

— Ваши гроулеры уникальны — нет лица, которое повторяется, каждый герой имеет оригинальную мимику и настроение (удивленный, сердитый, веселый, грустный, задумчивый)… Даете ли вы своим персонажам имена?

— Вы правы, я стараюсь не создавать похожие лица. Иногда это неизбежно, но всегда есть крошечные нюансы, которые позволяют отличить гроулеры, что делает их действительно единственными в своем роде. Я стараюсь не придумывать им конкретные имена. Знаю, что клиенты сами любят давать им прозвища, поэтому оставляю это право за новыми владельцами.

— Есть у вас любимые персонажи?

— Я не могу сказать, что у меня есть единственный любимый герой. Так как я много времени провожу с одним персонажем, то каждый из них находит особое место в моем сердце.

— Что сейчас вас вдохновляет на их создание?

— Источников вдохновения не сосчитать! Часто нахожу хорошие идеи для персонажей в книгах, которые читаю своим детям. Также обращаюсь к традиционным исследованиям других культур, изучаю работы художников, многие из которых влияют  на то, что я создаю… Также изучаю историю искусства и вдохновляюсь всем — от традиционной японской резьбы по дереву и африканских масок до восточной и западной скульптуры.

— Есть ли у вас собственные правила, от которых вы никогда не отступаете в работе с глиной?

— Одно из главных правил, о котором мы уже говорили — я действительно стараюсь не повторять лица гроулеров. А еще я с уважением и почтением отношусь к глине — это один из самых простых и наиболее распространенных материалов на планете, и это невероятно, как он преображается в руках мастера: по сути, куча грязи позволяет превратить себя во что-то красивое и функциональное.

— Какое количество времени вы тратите на изготовление одного гроулера?

— Фактически создание формы на гончарном круге занимает около 15 минут. Добавьте 15 минут на крепление кнопок на горлышко и ручек гроулера. Еще 5-6 часов работы уходит на лицо кувшина. Затем следует процесс медленной сушки в контролируемой среде — до недели или больше. В печи каждый гроулер проводит около 14 часов. Это первый обжиг. После остывания гроулер промывается, глазируется и подготавливается для очередного обжига. Эта стадия может занять еще 4-5 часов, все зависит от стиля и дизайна гроулера. По мере готовности, гроулеры отправляются в печь еще на 16 часов. Все части должны быть очищены от окалины, поэтому потребуется третий обжиг в течение еще 12 часов. Когда процесс завершен, гроулер шлифуется и получает пробку.

Для меня работа в студии в течение 8 лет приобрела определенную цикличность. Неделю я занимаюсь лепкой, еще неделю — сушу и обжигаю гроулеры, наношу глазурь и обжигаю + еще одна неделя, четвертая неделя — для съемки сосудов и их продажи. На следующий месяц все начинается сначала.

— Какой из этапов работы с глиной вам нравится больше всего?

— Сейчас мне наиболее интересен процесс создания формы гроулера и лепки его лица. А еще — покрытие глазурью. Каждый гроулер для меня – собственный маленький пазл, который должен быть собран в очень специфическом и определенном порядке.

— Какой этап является самым сложным?

— Ожидание открытия печи после последнего обжига. Это ожидание всегда сопровождается волнением, как будто открываешь подарок! А так как процессы это долгие, с этими чувствами сложно справиться.

— У вас есть ученики, которые хотят освоить принципы работы с глиной и научиться создавать свои собственные шедевры?

— Я провожу мастер-классы для старшеклассников местных школ. Не так давно начал проводить профессиональные семинары. Один из них прошел в Лас-Вегасе (штат Невада) в начале этого года. У меня было около 20 студентов разных возрастов и уровней квалификации. Мне нравится делиться знаниями, демонстрировать навыки, которые я получил за эти годы. Надеюсь, благодаря моему опыту, эти люди смогут создать что-то  свое, что-то уникальное.

— Вы получаете много заказов. Часто ли ваши клиенты являются «соавторами» гроулера и говорят, каким хотят видеть собственный гроулер?

— За первые 6 лет работы студии я часто позволял клиентам в точности до деталей формулировать свои заказы. Это было великолепно для привлечения внимания и открывало возможности для заказов, но, в конечном счете, плохо сказывалось на моем бизнесе и клиентах. Дело в том, что на точное выполнение таких заказов, поиск необходимого цвета тратилось невероятное количество времени, и, зачастую, понапрасну. Например, я имею дело не с красками, а с глазурью, поэтому добиться полного соответствия цвета не всегда возможно. Я по много раз переделывал работу, перестал вписываться в график исполнения заказов. Поэтому переключился исключительно на создание гроулеров по собственным эскизам, постарался сделать их доступными для покупки, и продаю их только тогда, когда работа над ними полностью закончена.

— Откуда, помимо США, чаще всего поступают заказы на производство индивидуальных гроулеров?

— От коллекционеров по всему земному шару — от Англии до Австралии. Но, должен признать, что большинство заказов получаю все-таки из США.

— Несколько слов о вашей семье… Как ваша жена Лея относится к вашему искусству? Помогает ли она вам в бизнесе?

— Мне посчастливилось иметь жену, которая во всем поддерживает меня и восторгается моими талантами, и двух прекрасных маленьких дочерей, которые любят проводить время со мной в студии. Лея, по ее собственному признанию, человек не очень творческий, она нашла свое призвание в хосписе. Бизнес полностью на мне, и сейчас я делаю в компании все — от создания произведений искусства и маркетинга до мытья полов. Я и гончар, и химик, и электрик, и дворник по необходимости.

— Какой интерес к глине проявляют ваши дочери? Как вы думаете, станут ли Кая и Джози продолжателями вашего дела?

— Мои девочки любят находиться в студии. В их возрасте (Кае 7 лет, Джози 4 года – авт.) они еще не обладают силой тонких моторных навыков, чтобы хвастать мастерством работы на гончарном круге. Но мы экспериментируем с глиной каждый раз, когда выпадает возможность. Они умеют делать прижимные горшки, простые вазочки и получают удовольствие от процесса игры с глиной, потому что им весело… пачкаться! Я использую студию как безопасное место для них, чтобы поговорить, поделиться опытом, давать уроки ремесла, вместе исследовать или создавать что-то. Также я даю им возможность регулярно обрабатывать изделия, помогать мне на выставках и наблюдать за мной, когда я  разговариваю с клиентами. Они получают много новых знаний о деле, которым я занимаюсь, будучи вовлеченными в него с самого детства. Когда придет время, и они захотят продолжить мой бизнес, я с любовью передам его своим девочкам.

Беседовала Татьяна Лебеденко

Фото из личного архива Тима Карлбурга

Tweet about this on TwitterShare on VKShare on Facebook7